Срок привлечения к субсидиарной ответственности: судебная практика

Содержание

Субсидиарная ответственность руководителя предприятия должника

Срок привлечения к субсидиарной ответственности: судебная практика

Понятие субсидиарной ответственности предприятия заключается в распределении ответственности между аффилированными лицами компаний, в отношении которых запущена процедура банкротства. Ликвидация компаний как процесс находится под контролем государства.

Чтобы закрыть предприятие, необходимо не только доказать свою несостоятельность, но и обеспечить закрытие долгов за счет имеющихся активов, резервов, скрытых резервов и неистребованной дебиторской задолженности.

Субсидиарная ответственность как норма Закона имеет своей целью предупреждение незаконных случаев закрытия бизнеса с долгами и привлечение к ответу нерадивых предпринимателей.

Субсидиарная ответственность руководителя как высшего должностного лица организации вытекает из норм Гражданского Кодекса (статьи 363).

Согласно содержанию документа, привлечение к ответственности должника и его поручителя неизбежно наступает в случае неисполнения (исполнения не в полном объеме) обязанностей по погашению имеющейся задолженности перед кредитором.

Практика судебных решений явно указывает на установление субсидиарной ответственности поручителя и самого должника в отношении кредиторского долга и судебных расходов истца.

Основания

Совместное участие при погашении долгов компании обычно подразумевает судебную подоплеку. До момента подачи иска кредитор не обладает определенными полномочиями.

Инструменты воздействия на должника являются минимальными и неэффективными. Предусмотренный действующим законодательством порядок ликвидации предприятий налагает на фирму обязанность делать это публично.

При этом организация подвергается проверке по нескольким направлениям.

Когда запускается процедура банкротства предприятия с долгами, кредиторы склонны воспринимать такое действие как фикцию. Оно и понятно, отгруженные товары или оказанные услуги фирме банкроту есть не что иное, как расходы с целью получения прибыли. Практика рассмотрения деятельности компаний, по которым запущено банкротство, показывает, что обычно уровень долга кредиторам внушительный.

Согласно действующему российскому законодательству предусматриваются вполне конкретные основания, по которым руководитель предприятия должника может быть привлечен к субсидиарной ответственности:

  • При запуске процедуры ликвидации организации через банкротство:
    • В соответствии с частью 2 статьи 10 Закона о банкротстве наступление ответственности связывается с подачей заявления о прекращении деятельности юридического лица в установленные сроки. При рассмотрении контролирующего органа предприятия как участника материальной ответственности отсчитывается период за сроками такого обращения;
    • Согласно части 4-й указанного Закона применяется правило исчисления времени наступления субсидиарной ответственности с момента последнего расчета с кредитором;
    • Нередко руководители организации способствуют искажению финансовой отчетности предприятия. В бухгалтерских документах вообще может не содержаться сведений об отношениях с кредитором. В этом случае начинает действовать часть 5-я Закона о банкротстве, которая явно указывает на возможность привлечения руководителя к материальной ответственности.
  • Процедура банкротства подразумевает течение процессов проверки финансово-хозяйственной деятельности, установление подлинности сведений по дебиторской и кредиторской задолженности. Общий порядок передачи претензий руководящему лицу фирмы включается тогда, когда имеющихся долгов дебиторов недостаточно для погашения долга истцу (истцам). Привлечение руководителя к ответственности происходит в соответствии с Федеральным Законом «Об обществах с ограниченной ответственностью».

Привлечение

Если рассматривать субсидиарную ответственность руководителя должника как состав преступления, следует выделить несколько элементов, наличие которых определяет основания для привлечения к участию в личном гашении долгов компании. Практика рассмотрения доказывает недостаточность выявления факта образования задолженности и использования процедуры банкротства для ухода от погашения финансовых обязательств. Следует выделять следующие элементы:

  • Субъектом субсидиарной ответственности выступает руководитель как непосредственный исполнительный орган предприятия. Приказ о назначении руководителя указывает на полномочия гражданина и конкретные письменные поручения позволяют обозначить его как ответственное лицо. Привлечение к ответу директора фирмы проводится на основании статьи 10 Федерального Закона о банкротстве;
  • Неотъемлемой составляющей преступления является банкротство юридического лица как искусственно запущенная процедура. Вне зависимости от наличия доказательной базы для установления порядка взыскания средств или имущества руководителя для погашения долгов должно быть судебное решение;
  • Доказывание вины руководителя, в частности непринятие мер к своевременному и полному погашению задолженности кредитора, является настоящим бременем. Истцу необходимо будет убедить суд в том, что исполнительное лицо организации виновно в совершении финансового преступления. Руководитель, в свою очередь действует по стандартной схеме, ведь он как исполнительный орган мог расставлять приоритеты.К примеру, выплата заработной платы и перечисление налогов имеют высшую по отношению к расчетам по хозяйственным договорам очередность. В числе дополнительных мотивов руководителя профессиональные просчеты;
  • Вина управляющего в банкротстве. Чтобы доказать субсидиарную ответственность руководителя должностного лица необходимо выявить обстоятельства, согласно которым можно будет указать суду на умысел полномочного гражданина или небрежность в исполнении обязанностей согласно контракту.

Срок привлечения к субсидиарной ответственности

Для пока еще действующих управленцев законодатель предусматривает конкретные периоды, в течение которых руководитель компании может быть привлечен к исполнению требований кредиторов. В одном содержание нормативных документов неизменно: действия руководителя фирмы и его причастность к делу исследуются именно в ходе проведения процедуры банкротства и после таковой:

  • После того, как вступает в силу решение суда о признании организации финансово несостоятельной, запускается конкурсное производство. Кредиторы на комиссии могут инициировать обращение управляющего в судебные органы;
  • В том случае, если один из кредиторов не обратился с инициативой банкротства компании, законодатель оставляет ему срок для такой инициативы. Период один год исчисляется с того момента, когда потенциальный заявитель узнал о совершенном в отношении его правонарушении. Отмечается, что срок для предъявления претензии и составления иска с 1 января 2017 года увеличен до общего срока исковой давности (3 года с даты вынесения решения о банкротстве);
  • Момент исчисления срока для обращения взыскания на имущество нерадивого руководителя может переноситься на дату вынесения судебного решения о банкротстве. При этом в ходе разбирательства должно быть установлен факт бездействия или иного действия, которое привело компанию в состояние неплатежеспособности.

Во всех случаях выявления степени субсидиарной ответственности при рассмотрении вопросов ликвидации фирм с долгами идет привязка именно к банкротству.

С одной стороны, получается, что, если компания инициирует процедуру добровольной ликвидации (длится около 6 месяцев), руководство и учредители могут избежать ответственности.

Недоработки в Законе о банкротстве по указанным вопросам в настоящее время устранены.

Даже если аффилированные лица и исполнители уже юридически не имеют отношения к закрытой компании, их все равно можно привлечь к субсидиарной ответственности. Такие изменения в законодательстве появились, начиная с 1 июля 2017 года. Опять же в этом случае необходимо будет доказывать в суде их причастность к халатным или неправомерным действиям.

Как избежать?

Привлечение к субсидиарной ответственности за долги компании ее руководства основывается на полном составе преступления.

Отсутствие доказанной вины исполнительного директора в ходе разбирательства исключает возможность привлечения такого гражданина к ответственности.

Также из общих положений Закона следует прекращение обязательств после официального исключения фирмы из единого реестра юридических лиц (статья 419 ГК).

Для того чтобы доказать вину непосредственного управленца, нужно опираться не на умозаключения, а на конкретные факты. В разбирательстве по хозяйствующим субъектам следует опираться исключительно на документарную базу.

Опять же иные способы ликвидации, кроме как банкротство, для определения степени ответственности на руководителей и учредителей, не подойдут. Шанс на освобождение от ответственности исполнительного директора повышается в случае официального заявления о финансовых проблемах предприятия в арбитражный суд.

Инициирование таких действий является основной рекомендацией лицам, занимающим высшие должности в фирме.

Судебная практика

Несмотря на то, что попытки законодателя привлечь бывших руководителей организаций банкротов к имущественной субсидиарной ответственности, механизм истребования долгов предприятия остается довольно сложным. Все объясняется тем, что нахождение в кризисной для фирмы стадии, ее действия, равно как и руководителя, сильно ограничиваются. В первую очередь, это касается финансовой стороны вопросы.

Например, часто для форсирования некоторых событий, таких как закупка материалов для исполнения контракта или получение лицензии для возобновления производственного цикла, необходимы средства, которых у предприятия нет. Довольно часто ситуация усугубляется административно-территориальным давлением.

Несколько примеров субсидиарной ответственности руководителя должника из практики:

  1. Отказ в удовлетворении заявления конкурсного управляющего по привлечению бывшего директора ООО «Сибирская» к совместной с учредителем ответственности по причине низкой активности в истребовании имеющейся дебиторской задолженности (по материалам дела N А19-15119/2013)[1]. В своих доводах заявитель основывался на положениях Закона о банкротстве и факте реорганизации должника в форме выделения. В ходе разбирательств не установлено причинно-следственной связи руководителя и сложившейся неплатежеспособности, а также оказано, передаваемое в ходе административных мероприятий имущество было ликвидным. Последний факт подтвердился тем, что вещные права не только были реализованы, но и частично пошли на удовлетворение претензий нескольких кредиторов.
  2. Постановление согласно делу, N А78-3518/2013. Уже бывший директор компании ООО «Сервико», — должника, привлечен к субсидиарной ответственности за непринятие мер по инициации процедуры банкротства. Судом отмечено, что ситуация явного того требовала, поскольку за предприятием долгое время фиксировалась задолженность, которая перманентно увеличивалась на сумму пени.

А19, А78 – так начинаются номера арбитражных судов, посмотреть регион можно в справочнике.

Источник: https://bankrotstvoved.ru/kreditor/subsidiarnaya-otvetstvennost/rukovoditelya-dolzhnika

Обзор практики привлечения к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц

Обзор практики привлечения к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц

АРБИТРАЖНЫЙ СУД ВОЛГО-ВЯТСКОГО ОКРУГА

Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 02.04.2015 N Ф01-576/2015 по делу N А79-6939/2012

Конкурсный управляющий обратился в суд с заявлением о привлечении бывшего руководителя к субсидиарной ответственности в соответствии с п. 2, 4 и 5 ст. 10 Закона о банкротстве.

Причиной банкротства ООО “УК “Держава” явилось снижение администрацией города Цивильска тарифа на коммунальные услуги, установленного ниже себестоимости услуг.

Конкурсный управляющий среди пытался привлечь руководителя должника в том числе за не принятие мер по оспариванию действий администрации города Цивильска, что привело к убыткам должника в сумме более 602 000 рублей и, как следствие, к его банкротству.

Также управляющий настаивал на не передачи документов, подтверждающих наличие дебиторской задолженности. Третий довод – нарушение сроков подачи заявления должника, поскольку у должника была просроченная задолженность перед одним кредитором.

Суд указал, что наличие просроченной задолженности перед одним кредитором не доказывает наличие признаков неплатежеспособности, поэтому обязанность подать заявление не возникла. Управляющий не доказал наличие дебиторской задолженности, документы, подтверждающие которую не были переданы. 

Довод заявителя жалобы о бездействии Вансяцкой Т.В.

по оспариванию решения и постановления администрации Цивильского поселения, устанавливающих необоснованно низкие тарифы на услуги, не принимается судом округа, поскольку оспаривание постановлений контролирующих и надзорных органов является не обязанностью, а правом бывшего руководителя, которое может быть им реализовано исходя из правовой оценки законности либо незаконности таких актов и их последствий.

В удовлетворении заявления отказано.

Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 29.01.2015 N Ф01-5906/2014 по делу N А79-1091/2011

Конкурсный управляющий подал заявление о привлечении бывшего руководителя и учредителя к субсидиарной ответственности по обязательствам должника –  МУП “Алатырское коммунальное хозяйство» в соответствии с п. 4 ст. 10 Закона о банкротстве.

В отношении бывшего руководителя заявление мотивировано тем, что ответчик был обязан знать о необходимости наличия лицензии на осуществление основного вида деятельности, но не принял мер по ее получению, повлекло за собой невозможность осуществления производственно-хозяйственной деятельности должника и признание его несостоятельным (банкротом). В удовлетворении заявления отказано в связи с недосказанности наличия состава правонарушения, ответчик среди прочего пояснил, что им были подготовлены на 60% документы для получения лицензии, но за получением лицензии не обращался, поскольку к тому времени предприятие стало неплатежеспособным. Кроме того, получение лицензии предполагало выполнение ряда мероприятий, стоимостью около 300 тыс. руб., оплатить которые предприятие было не в состоянии.

В отношении второго ответчика заявление мотивировано тем, что Администрация, являясь учредителем Предприятия, изъяла у должника имущество, что повлекло невозможность осуществлять должником свою хозяйственную деятельность.

Заявление удовлетворено.

Судебные акты оставлены без изменений.

АРБИТРАЖНЫЙ СУД ВОСТОЧНО-СИБИРСКОГО ОКРУГА

Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 10.04.2015 N Ф02-1090/2015 по делу N А19-21026/2011

Ликвидационная комиссия не отразила в промежуточном ликвидационном балансе задолженность перед ФСС России.

Оставшееся после удовлетворения требований иных кредиторов имущество было распределено между акционерами в соответствии с действующим законодательством.

В результате нарушения очередности распределения имущества общества, остались неудовлетворенными требования ФНС России, составляющие сумму капитализированных платежей.

Члены ликвидационной комиссии не доказали, что при той степени заботливости и осмотрительности, какая от них требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, приняли все меры для надлежащего исполнения обязательств по уплате капитализируемых платежей до принятия решения о распределении имущества ликвидируемого должника.

Учитывая, что членами ликвидационной комиссии принято решение о распределении имущества ликвидируемого должника и распределено имущество должника между акционерами при наличии неуплаченных капитализированных платежей, вывод суда о наличии оснований для их привлечения к субсидиарной ответственности, правильный.

Заявление управляющего удовлетворено в соответствии с п. 4 ст. 10 Закона о банкротстве.

Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 19.03.2015 N Ф02-979/2015 по делу N А19-15119/2013

Конкурсный кредитор, ссылаясь на п. 4 ст.

10 Закона о банкротстве, попытался привлечь бывшего руководителя и учредителя ООО «СибирскАЯ» к субсидиарной ответственности за не проведение работы по взысканию дебиторской задолженности, кроме того заявитель указывал, что учредителем при проведении реорганизации в форме выделения, новому обществу ООО «СибирскАЯ» были переданы неликвидные активы, а первоначальному обществу ООО «Сибирская» остались ликвидные активы.

В удовлетворении заявления было отказано.

Источник: https://zakon.ru/Blogs/OneBlog/38452

Субсидиарная ответственность в 2018 году. Практика арбитражного управляющего – Compilance Решения

Субсидиарная ответственность в 2018 году. Практика арбитражного управляющего - Compilance Решения

С конца 80-х годов прошлого столетия после легализации предпринимательской деятельности собственники сталкиваются с проблемами не только при ведении бизнеса, но и при его закрытии. И в 2018 году расстаться с бизнесом станет еще сложнее.

По данным ФНС на 1 декабря 2017 года, количество зарегистрированных коммерческих организаций составляет 3 764 718 шт., из них Обществ с ограниченной ответственностью — 3 630 870.

Почему?Кроме простоты государственной регистрации, относительной дешевизны первоначальных вложений, ООО выбирают еще и потому, что бытует устойчивое мнение об «ограниченной ответственности» собственников по обязательствам организации. Однако это не так.

С начала 2000-х годов законодательство в сфере ответственности руководителей/собственников плавно движется в сторону ужесточения. В начале ужесточили условия купли-продажи доли, обязав заключать нотариальный договор, затем ввели ответственность за брошенные фирмы, увеличили количество оснований для административного исключения из ЕГРЮЛ.

Этим, естественно, и воспользовалась ФНС. Если за 2015 год количество исключенных компаний составляло 172 201, то уже за 2016 год это число значительно выросло и составило 591 315.

Исходя из указанной статистики прогнозируем, что число исключенных компаний в 2018 году будет расти, но уже в 2019 году возможно снижение динамики из-за очищения ЕГРЮЛ.

В нашей практике мы неоднократно сталкиваемся с типичной ситуацией: когда организация не может больше исполнять свои обязательства (включая налоговые), начинает копить долги или, участвуя в агрессивной оптимизации налогов, отрабатывает свое, попутно скопив огромное количество виртуальных товарных остатков, у бенефициара возникает вопрос: «Что делать?». Подать на банкротство, бросить ее на произвол судьбы, перепродать? И по-прежнему распространено заблуждение, что бенефициар ничем не рискует, кроме размера уставного капитала.

С конца июня 2017 года в силу вступили положения, в соответствии с которыми, если обязательства возникли из-за недобросовестных или неразумных действий руководителей/учредителей, то кредиторы в праве обратиться в суд с заявлением о взыскании задолженности с этих лиц, что ранее было возможно только в рамках процедуры банкротства (п. 3.1. ст. 3 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»).ФЗ № 488-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» внес существенные изменения в ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» и, как не сложно догадаться, не в сторону послабления. В частности, был увеличен срок исковой давности привлечения к ответственности с одного года до трех лет, а заявить о привлечении виновных лиц к субсидиарной ответственности стало возможно даже после окончания конкурсного производства. Кроме того, вышеуказанная новелла дала позволила привлекать руководителей и участников Обществ, которые были ликвидированы в порядке административного исключения из ЕГРЮЛ, к субсидиарной ответственности. И, если вернуться к цифрам о количестве исключаемых организаций, то вариант просто бросить организацию не выглядит перспективным.Конечно, остались и практические вопросы с фактическим привлечением руководителей/учредителей «брошенных» компаний.

На данный момент нет четких оснований для привлечения к ответственности контролирующих лиц при таком виде «выхода» из бизнеса, но только в том случае если у кредиторов отсутствуют доказательства недобросовестности.

Рассмотрим на примерах чем могут грозить вышеупомянутые изменения собственнику, руководителю, контролирующему лицу организации-должника.


Широко распространено привлечение к субсидиарной ответственности при банкротстве предприятий.
При появлении в 2002 году ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» привлечение собственников, руководителей к субсидиарной ответственности скорее стало исключением из правил.

По большей части в случае нахождения признаков фиктивного банкротства, вывода денежных средств, имущества, лиц, причастных к таким решениям, пытались привлекать по уголовным статьям, сталкиваясь с проблемой доказательства умысла.

Тогда не было четкого понимания как, когда и в каком случае сложно привлечь этих лиц к субсидиарной ответственности, так же не было четкого понимания как сформировать доказательную базу.Но законодательная система не стоит на месте.

На данный момент к субсидиарной ответственности можно привлечь руководителя/собственника даже в том случае, если они не подали заявление о банкротстве, хотя были обязаны это сделать, понимая, что организация не может исполнить свои обязательства и всех активов не хватит для погашения существующий кредиторской задолженности.

Так же законодатель дал возможность привлекать к субсидиарной ответственности не только руководителей и учредителей, но и таких сотрудников компании как главный бухгалтер, юрист и т.д. Такая ситуация возможна в случае, если будет доказано, что конкретный работник имел колоссальное влияние на руководителя и мог давать указания, обязательные к исполнению.

Конечно, с такой формулировкой эта норма не позволяет широко ее применять, но дает возможность точечного использования как для избегания ответственности, так и для привлечения бенефициаров, скрывающихся за номинальными должностями.

Как показывает последняя практика банкротства, дело для руководителя бизнеса не заканчивается даже выдачей исполнительного листа и привлечением к субсидиарной ответственности.

Положительным аспектом субсидиарной ответственности является то, что у кредиторов появилось больше возможностей получить, может, и не всю сумму долга, но хотя бы ее часть. Ведь у каждого бизнеса кроме кредиторской есть и еще и дебиторская задолженность.

Субсидиарная ответственность касается всех без исключения, будь ты простой бизнесмен или федеральное министерство.

Анализируя судебную практику, мы были удивлены количеству судебных актов, по которым к субсидиарной ответственности привлекается РФ в лице Министерства, к которому относится учреждение-должник. Истцом в такого рода делах выступают коммерческие организации, и они выигрывают.

Из этого становится понятно, что при достаточности доказательств, такой ответственности не избежать никому.В связи с этим у бизнесменов рождается много вопросов.

Как построить бизнес, чтобы в случае краха тебя не привлекли? Что делать, если угроза субсидиарной ответственности уже нависла над тобой? Как распределяется ответственность при соучредительстве? В каком случае отвечает исполнительный орган, а в каком — собственник? Что такое презумпции виновности при банкротстве?

На эти вопросы мы обязательно ответим в наших следующих статьях.

Получить бесплатную консультацию эксперта

Факт формальной взаимозависимости между организациями (ст. 105.1 НК РФ) многократно повышает риски признания используемой схемы налоговой оптимизации незаконной, что стимулирует бенефициаров искать […]

Продолжение статьи «Способы сокрытия взаимозависимости без потери контроля».  3. Закрепление в Уставе Общества положения о возможности отчуждения доли только другим участникам общества. […]

Одно крупное федеральное издательство в 2015 году выпустило книгу про бизнес в сфере продаж настольных игр, написанную российскими авторами. Книге даже присвоили […]

Источник: http://taxprof.pro/2018/01/31/subsidiarnaja-otvetstvennost-v-2018-godu-praktika-arbitrazhnogo-upravljajushhego/

Суд отказал в привлечении к субсидиарной ответственности бывшего руководителя

Суд отказал в привлечении к субсидиарной ответственности бывшего руководителя

В Юридический центр «Бастион» обратился Е.Н., к которому в Арбитражный суд г. Москвы был предъявлен иск от Инспекции Федеральной налоговой службы как бывшему руководителю должника с требованием привлечь его к субсидиарной ответственности.

Благодаря профессиональной работе юристов и своевременной подготовке и подаче отзыва с возражениями на иск суд отказал в удовлетворении требований налоговой службы к гражданину Е.Н. (данные обезличены).

Не согласившись с решением суда первой инстанции, налоговый орган подал апелляционную жалобу.

Однако апелляционный суд решение оставил в силе, а жалобу налоговой службы – без удовлетворения.

Представляем Вашему вниманию полный текст постановления арбитражного апелляционного суда по данному делу (с некоторыми сокращениями и изменениями персональных данных).

Текст судебного документа

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

Арбитражный апелляционный суд в составе: Председательствующего, судей, при ведении протокола судебного заседания секретарем Е.А. рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу Федеральной налоговой службы (в лице Инспекции Федеральной налоговой службы № < … > по г. < … >)

на определение Арбитражного суда г. Москвы об отказе в привлечении к субсидиарной ответственности бывшего руководителя должника, принятое судьей арбитражного суда первой инстанции

о признании несостоятельным (банкротом) ЗАО < … > 

Конкурсный управляющий ЗАО < … > 

при участии в судебном заседании:

от Федеральной налоговой службы (в лице ИФНС России № по г. < … >) – по доверенности

УСТАНОВИЛ:

Решением Арбитражного суда ЗАО < … > (далее – должник) признано несостоятельным (банкротом), в отношении него открыто конкурсное производство, конкурсным управляющим должника утвержден < … > (далее – конкурсный управляющий).

Арбитражный суд города Москвы определением от ДД.ММ.ГГ утвердил конкурсным управляющим должника < … > – далее – конкурсный управляющий).

В рамках дела о банкротстве должника Федеральная налоговая служба (в лице Инспекции Федеральной налоговой службы № < … >   по г.

< … >) (далее – уполномоченный орган) на основании части 2 статьи 10 Федерального закона от 26.10.

2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве) обратился с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности бывшего руководителя должника Е.Н. в размере < … > руб.

Конкурсный управляющий также обратился в Арбитражный суд с заявлением о привлечении его в качестве соистца по заявлению уполномоченного органа о привлечении бывшего руководителя должника Е.Н. к субсидиарной ответственности. В своем заявлении конкурсный управляющий также просил привлечь Е.Н. к субсидиарной ответственности в размере < … >  руб.

Протокольным определением суд привлек конкурсного управляющего в качестве соистца по заявлению уполномоченного органа о привлечении бывшего руководителя должника Е.Н. к субсидиарной ответственности.

Определением Арбитражного суда в удовлетворении заявления отказано.

Не согласившись с принятым определением, уполномоченный орган обратился в апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просит определение суда отменить по доводам, изложенным в апелляционной жалобе.

Иные лица, участвующие в деле, уведомленные судом о времени и месте слушания дела, в судебное заседание не явились, в связи с чем, апелляционная жалоба рассматривается в их отсутствие, исходя из норм ст. 121, 123, 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Законность и обоснованность принятого определения проверены в соответствии со статьями 266, 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее – АПК РФ).

Суд апелляционной инстанции, изучив материалы дела, исследовав и оценив имеющиеся в материалах дела доказательства, проверив доводы апелляционной жалобы, считает, что оснований для отмены или изменения определения Арбитражного суда.

В заявлении уполномоченный орган и конкурсный управляющий указывают на то обстоятельство, что в период, предшествующий принятию заявления о признании должника несостоятельным (банкротом), должником не были исполнены обязательства по уплате налогов и сборов в срок. При этом бывший руководитель не предпринял мер по подаче в арбитражный суд заявления о признании должника банкротом.

В соответствии с частью 2 статьи 10 Закона о банкротстве нарушение обязанности по подаче заявления должника в арбитражный суд в случаях и в срок, которые установлены статьей 9 настоящего Федерального закона, влечет за собой субсидиарную ответственность лиц, на которых настоящим Федеральным законом возложена обязанность по принятию решения о подаче заявления должника в арбитражный суд и подаче такого заявления, по обязательствам должника, возникшим после истечения срока, предусмотренного частями 2 и 3 статьи 9 настоящего Федерального закона.

Ответственность, предусмотренная статьей 10 Закона о банкротстве, является гражданско-правовой и при ее применении должны учитываться общие положения главы 25 Кодекса об ответственности за нарушения обязательств в части, не противоречащей специальным нормам Закона о банкротстве.

В силу пункта 3 статьи 56 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ), если несостоятельность (банкротство) юридического лица вызвана учредителями (участниками), собственником имущества юридического лица или другими лицами, которые имеют право давать обязательные для этого юридического лица указания, либо иным образом имеют возможность определять его действия, на таких лиц в случае недостаточности имущества юридического лица может быть возложена субсидиарная ответственность по его обязательствам.

Согласно пункту 22 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.

1996 № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» при разрешении споров, связанных с ответственностью учредителей (участников) юридического лица, признанного несостоятельным (банкротом), собственника его имущества или других лиц, которые имеют право давать обязательные для этого юридического лица указания либо иным образом имеют возможность определять его действия (часть вторая п. 3 ст. 56), суд должен учитывать, что указанные лица могут быть привлечены к субсидиарной ответственности лишь в тех случаях, когда несостоятельность (банкротство) юридического лица вызвана их указаниями или иными действиями.

Исходя из общих положений о гражданско-правовой ответственности для определения размера субсидиарной ответственности, предусмотренной частью 4 статьи 10 Закона о банкротстве, также имеет значение и причинно-следственная связь между действиями лиц которые имеют право давать обязательные для должника указания либо иным образом имеют возможность определять его действия, и невозможностью удовлетворения требований кредиторов.

В соответствии со ст. 9 АПК РФ судопроизводство в арбитражном суде осуществляется на основе состязательности.

В соответствии со статьей 65 АПК РФ каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

Обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела, определяются арбитражным судом на основании требований и возражений лиц, участвующих в деле, в соответствии с подлежащими применению нормами материального права.

В нарушение статьи 65 АПК РФ в материалах дела отсутствуют какие-либо доказательства, свидетельствующие о том, что действия (бездействия) бывшего руководителя и учредителя должника преследовало собой цель доведения должника до банкротства.

Согласно бухгалтерской отчетности за 1 квартал < … > года, активы предприятия составляют < … > руб., в том числе дебиторская задолженность < … > руб., запасы – < … > руб., пассивы – < … > руб., из которых < … > руб. – кредиторская задолженность.

Судом установлено, что по результатам проведенного анализа финансового состояния должника не установлены признаки преднамеренного банкротства, а также факт банкротства должника по вине лиц, имевших возможность своими действиями и решениями влиять на деятельность должника.

Таким образом Е.Н. ввиду осуществления обязанности по подписанию им бухгалтерской отчетности, учитывая сведения бухгалтерской отчетности за 1 квартал < … > года, не был осведомлен о неудовлетворительном финансовом состоянии должника.

Уполномоченным органом не представлены также документальные доказательства, подтверждающие наличие у должника иных кредиторов, удовлетворение требований перед которыми или перед одним из которых привело к невозможности исполнения обязательств перед другими кредиторами.

При таких обстоятельствах апелляционный суд приходит к выводу, что у бывшего руководителя должника не имелось оснований обращаться в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом, зная об отсутствии признаков неплатежеспособности и недостаточности его имущества.

При оценке заявленного требования с учетом конкретных обстоятельств дела, суд исходит из того, что уполномоченным органом и конкурсным управляющим в нарушение требований статьи 65 АПК РФ не представлены доказательства причинной связи между действиями < … > и последствиями в виде наступления или усугубления неплатежеспособности должника, приведших к банкротству должника.

В ходе рассмотрения дела в суде первой инстанции < … > было заявлено о применении исковой давности.

Статьей 196 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) установлен общий срок исковой давности в три года со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права (часть 1 статьи 200 ГК РФ).

Учитывая, что уполномоченный орган узнал и установил виновность Е.Н. в < … > году, в то время как с настоящим заявлением обратился в суд лишь в < … > году, суд первой инстанции пришел к правомерному выводу о пропуске уполномоченным органом срока исковой давности для обращения с заявлением о привлечении бывшего руководителя должника к субсидиарной ответственности.

Приводимые в апелляционной жалобе доводы не опровергают выводы суда первой инстанции и не свидетельствуют о неправильном применении судом норм права.

Нарушений норм процессуального права, которые могли бы рассматриваться в качестве основания для отмены оспариваемого судебного акта, судом апелляционной инстанции не установлено.

Таким образом, определение по настоящему делу является законным и обоснованным, оснований для его отмены не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 266-269, 271, 272 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Девятый арбитражный апелляционный суд

ПОСТАНОВИЛ:

Определение Арбитражного суда г. < … > от < … > года по делу № < … > оставить без изменения, а апелляционную жалобу Федеральной налоговой службы (в лице Инспекции Федеральной налоговой службы № < … > по г. < … >) – без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня принятия и может быть обжаловано в течение одного месяца со дня изготовления в полном объеме в Арбитражный суд Московского округа.

Председательствующий судья                                         

Судьи

Смотрите также материалы практики:

Дело о взыскании задолженности по Договору купли-продажи (арбитражный спор)

Регистрация ООО

Юридический адрес организации

Статьи и публикации по теме:

Защита прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля

Субсидиарная ответственность

Подготовка документов для регистрации юридического лица

Правовая экспертиза документов

Источник: https://bastion-c.ru/practice/sud-otkazal-v-privlechenii-k-subsidiarnoy-otvetstvennosti-byvshego-rukovoditelya/

Шесть проблем субсидиарной ответственности: как их решат поправки Правительства – новости Право.ру

Шесть проблем субсидиарной ответственности: как их решат поправки Правительства - новости Право.ру   

   Фото с сайта nastroenie.tv

Ответственность контролирующих лиц усиливается. Правительство только предложило поправки ко второму чтению законопроекта, но применять их планируют “задним числом” ко всем заявлениям, поданным с 1 июля 2017 года.

Поэтому изучить поправки полезно уже сейчас. Проект ужесточает ответственность бухгалтеров, переносит бремя доказывания на контролирующих лиц и освобождает от расплаты “номиналов” при условии, что они “сдадут” теневого бенефициара.

Какова сейчас практика по этим вопросам и как ее скорректируют поправки Правительства рассказали эксперты.

В пятницу 7 июля Правительство опубликовало поправки в закон о банкротстве, которые усиливают ответственность контролирующих лиц.

Это потенциально востребованный институт, ведь порядка 70% компаний приходят к процедуре несостоятельности без активов, а удовлетворяемость незалоговых требований колеблется на уровне 3%.

Средства, чтобы заплатить по долгам, могут быть у контролирующих лиц – руководителей и бенефициаров фирмы.

Сейчас суды удовлетворяют лишь 25% требований арбитражных управляющих о привлечении к субсидиарной ответственности, указывает руководитель правового бюро «Олевинский, Буюкян и партнеры» Эдуард Олевинский. Кроме того, наверняка есть немало случаев, когда из-за сложностей было решено даже не пытаться привлечь контролирующих лиц к ответственности, пусть даже для этого были основания.

Поэтому власти пытаются сделать институт субсидиарной ответственности удобнее и эффективнее. Основная часть поправок в закон была принята и уже вступила в силу в июле: контролирующих лиц разрешили привлекать к ответственности за пределами банкротства и в том случае, когда процедуру несостоятельности нечем оплачивать (подробнее см.

«Субсидиарная ответственность по долгам компаний выходит за пределы банкротства»). Поправки, обнародованные 7 июля, носят дополняющий характер, но могут существенно поменять судебную практику в пользу кредиторов, в частности, изменить бремя доказывания.

Проекту еще предстоит пройти второе чтение, но его уже предполагается применять «задним числом» – к заявлениям, поданным с 1 июля 2017 года. Так что изучить его положения полезно уже сейчас. 

«Право.ru» проанализировало шесть проблем банкротства, которые затрагиваются в законопроекте, выяснило, каково нынешнее положение дел и удастся ли его исправить новыми мерами.

1. Определение круга ответственных лиц

Что касается менеджмента, чаще всего к субсидиарной ответственности привлекают исполнительный орган юрлица (генерального директора). А доказать причастность бенефициара может быть сложно, если он получает выгоду опосредованно, например, с помощью фиктивных корпоративных структур, или способом, который прямо не указан в законе.

Правительство в своем законопрокте предлагает, как можно облегчить эту задачу. В поправках предлагается привлекать к ответственности в том числе тех, кто извлекал выгоду «из незаконного или недобросовестного поведения лиц, имеющих право выступать от имени должника».

Кроме того, арбитражному суду дается право усмотрения признать лицо контролирующим по «иным основаниям».

По предположению старшего юриста DS Law Татьяны Ворониной, это может быть заслоном на случай попыток обойти нормы права: «Законодатель дает сигнал, что это не получится».

Поправки обращают внимание на то, что контролировать компанию-должника можно в силу служебного положения.

Впервые указываются финансовые директора и главные бухгалтеры, а также иные лица, кто в силу доверенности или трудовых документов может совершать сделки от имени должника.

Ответственность бухгалтеров резко возрастает, обращает внимание Юлия Литовцева, руководитель практики банкротства и антикризисной защиты бизнеса «Пепеляев Групп».

По ее мнению, предложенные меры существенно повысят гарантии кредиторов. Определения в законопроекте максимально широкие, «резиновые», оценивает Воронина. «Но поскольку в любом случае надо доказывать вину контролирующего лица – их, наверное, нельзя будет использовать против тех, кто ведет себя добросовестно», – рассуждает эксперт.

2. Номинальные директора

Сейчас судебная практика только подходит к решению проблем прозрачности управления компаниями, говорит партнер КА «Юков и партнеры» Светлана Тарнопольская.

По ее словам, сейчас нет универсального ответа, как отличить бенефициара от номинала, как и широкой практики поиска скрытых бенефициаров. Трудность выявления «теневого собственника» бизнеса известна многим юристам в сфере банкротства.

А у контролирующих лиц есть весь арсенал средств, чтобы скрыть свою персону, в числе которых – цепочки трастов и офшоров.

Законопроект Правительства предлагает номинальным директорам и учредителям стимул самим «проколоть корпоративную вуаль»: они частично или полностью избавятся от ответственности, если помогут выявить реальных бенефициаров.

Эта новая для банкротства мера может сработать, но, скорее всего, в тех случаях, когда директорам есть что терять, рассуждает Воронина.

По ее словам, обычно «номиналы» уже готовы к негативным последствиям и у них нечего взять по долгам компании.

Одних свидетельских показаний «номинала», который укажет контролирующее лицо, будет недостаточно – нужны будут и другие доказательства, говорит Тарнопольская.

А по словам Олевинского, эффективность мер будет во многом зависеть от способности и желания арбитражных судов проводить допросы свидетелей. Пока что с этим большие сложности.

По наблюдению Олевинского, практика освобождения «номиналов» от ответственности на основании свидетельских показаний пока отсутствует, если не брать в расчет громкие дела о банкротстве банков, которыми занимается АСВ.

3. Проблема фиктивных долгов

Банкроты нередко грешат созданием фиктивных долгов. Это позволяет им получить контроль над процедурой несостоятельности и «размыть» требования настоящих кредиторов. Фиктивность задолженности на практике может быть крайне сложно доказать, например, если заем «прогнали» через счета скрыто аффилированных лиц, говорит Тарнопольская.

Законопроект предлагает возложить ответственность на контролирующих лиц в случаях, когда банкротство возбудил сам должник, если у него была возможность погасить долги или он не пытался оспорить необоснованные требования кредиторов.

Окажется ли действенным такой простой способ, как возложение ответственности, пока трудно прогнозировать, говорит Тарнопольская. Но пока нет других работающих механизмов, этот хорош уже тем, что пытается решить проблему, признает эксперт.

4. Проблема доказывания

В некоторых случаях закон презюмирует, что именно виновные действия контролирующих лиц довели компанию до банкротства. В остальных приходится обосновывать вину и противоправность поведения. Ее подчас очень сложно доказать, и во многом поэтому суды отказываются привлекать лиц к субсидиарной ответственности, говорит Олевинский.

Законопроект Правительства рассказывает, как переложить бремя доказывания на «подозреваемое» лицо. Оно обязательно предоставляет отзыв на заявление, где полно излагает свои возражения. Если такого отзыва нет или он по сути формальный – арбитражный суд может переложить на «подозреваемого» бремя доказывания того, что его нет оснований привлекать к ответственности.

Это очень смелое основание переноса бремени доказывания, комментирует Тарнопольская. Ей это напоминает меру устрашения контролирующих лиц, которые не захотят «выйти из тени».

Олевинский предсказывает, что допросы и освобождение от ответственности «номинальных» директоров могут быть использованы в банкротстве по налоговым статьям.

Но загубить эту возможность легко: достаточно нескольких громких дел, где показания номинального директора его не спасли, предупреждает Олевинский.

Кроме того, законопроект устанавливает еще одну презумпцию. Контролирующие лица несут субсидиарную ответственность при невозможности полностью удовлетворить требования, если они совершили, одобрили или получили выгоду от сделки, причинившей ущерб кредиторам.

Уже сейчас презюмируется вина контролирующих лиц по сделкам, которые оспариваются в банкротстве, говорит Олевинский. Но Правительство в законопроекте ничего не говорит о том, что надо дождаться судебного акта по самой сделке, обращает внимание эксперт.

Получается, в одном и том же деле разрешаются два спора.

5. Проблема материального стимулирования арбитражных управляющих

Сейчас конкурсные управляющие (помимо «оклада» в 30 000 руб. в месяц) получают от 3 до 7% от всех реестровых требований в зависимости от того, сколько выручили кредиторы (п. 13 ст. 20.6 закона о банкротстве). Учитывая минимальную удовлетворяемость требований, можно сказать, что в большинстве случаев это 3%.

Правительство предлагает награждать управляющих 30% от суммы, которая поступила в итоге привлечения к субсидиарной ответственности (в нее входит оплата других специалистов, которых привлек управляющий).

Это стимул для реального пополнения конкурсной массы, полагает Литовцева. Идея прогрессивная, только вот управляющие получат вознаграждение лишь в случае поступления средств кредиторам, комментирует Олевинский.

Получается «голый» гонорар успеха, говорит юрист.

6. Выиграли спор: что дальше?

Сейчас в законодательстве есть пробел в том, что касается дальнейшей судьбы субсидиарной ответственности после того, как суд вынес «положительное» решение, говорит партнер BMS Law Firm Денис Фролов. А права требования к контролирующим лицам обычно продаются за бесценок.

Законопроект детально регламентирует, что и как кредиторы могут сделать с правом требования к контролирующему лицу: реализовать его, продать или уступить кредитору часть в размере его требования. Предложен порядок ведения сводного исполнительного производства. При этом внимание уделяется защите прав всех кредиторов.

По мнению Тарнопольской, механизмы, которые предлагает законопроект, могут помочь сохранить стоимость права требования при его продаже. Но только если есть имущество, на которое можно наложить взыскание. А главная проблема найти реальные активы была, есть и будет, подытоживает Тарнопольская.

© ООО «ПРАВОдник». 2008-2018. Телефон редакции: (495) 645 37 60
Свидетельство Эл №ФС 77-31590. Выдано Федеральной службой по надзору в сфере массовых коммуникаций, связи и охраны культурного наследия.

18+

Источник: https://pravo.ru/review/view/142574/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

    ×
    Рекомендуем посмотреть